Автор Радзинский Эдвард Станиславович

Радзинский Эдвард Станиславович


Книги автора Радзинский Эдвард Станиславович

Беседы с Сократом
Беседы с Сократом
«Это обвинение написал и клятвенно засвидетельствовал Мелет, сын Мелета, пифиец, против Сократа, сына Софрониска из дома Алопеки. Обвиняю Сократа в том, что не признает он богов, которых признает город, что создает он других богов. Обвиняю Сократа в том, что развращает он молодежь. Требуемое наказание – смерть…»
В 'империи гласности'
В 'империи гласности'
Загадки истории
Загадки истории
Игры писателей. Неизданный Бомарше.
Игры писателей. Неизданный Бомарше.
Маркиз де Сад и Бомарше, Франсуа Рене Шатобриан и Мария Антуанетта... Опасные игры великих писателей, в которые помимо своей воли были вовлечены все культовые фигуры Галантного века - в новой книге Эдварда Радзинского. "В тот день Бомарше, как всегда, писал пьесу…" - как выяснится, в день своей смерти. Он дописывал последний акт пьесы, которую создавал и режиссировал всю жизнь, в которой играл до последнего часа и которая не закончилась после его кончины. В этой пьесе было все то, что прославило Бомарше-драматурга: смелость, дерзость, изящество, любовные приключения и невероятные интриги. Игра ума и пера. Но на этот раз игра привлекла на сцену коронованных особ и аристократов, знаменитых писателей и политиков. Людовик Шестнадцатый и Мария Антуанетта, Наполеон Бонапарт и Фуше, Робеспьер и Дантон, маркиз де Сад и Шатобриан - все они стали действующими лицами в "театре жизни" Бомарше. Но жизнь - не театр… И если на подмостках слуга Фигаро смешно дурачил графа Альмавиву под аплодисменты публики, то в жизни он поволок его на гильотину под восторженный рев толпы. У галантной пьесы оказался кровавый финал – революция. И Бомарше сыграл в этом не последнюю роль. Новое произведение Эдварда Радзинского - это тоже своего рода "театр жизни", "игра писателя". И кому, как не знаменитому нашему драматургу дано понять хитросплетения творческих замыслов своего французского собрата по перу?
Иосиф Сталин. Гибель богов
Иосиф Сталин. Гибель богов
Итак, дневник верного соратника Иосифа Сталина. Калейдоскоп событий, в которых он был участником. …Гибель отцов Октябрьской революции, камера, где полубезумный Бухарин сочиняет свои письма Кобе, народные увеселения в дни террора – футбольный матч на Красной площади и, наконец, Мюнхенский сговор, крах Польши, встреча Сталина с Гитлером… И лагерный ад, куда добрый Коба все-таки отправил своего старого друга…
Иосиф Сталин. Последняя загадка
Иосиф Сталин. Последняя загадка
Война, ее начало и действия Иосифа Сталина накануне войны не разгаданы до сих пор. Подозрительнейший из людей, не доверявший даже собственной тени, этот вечный Фома неверующий – доверился Гитлеру!? На самом деле все было куда сложнее… В новом романе из цикла «Апокалипсис от Кобы» одна из самых страшных тайн истории – тайна Второй Мировой, а также последняя Загадка Иосифа Сталина – его смерть.
Ипатьевская ночь
Ипатьевская ночь
Уникальное художественно-историческое исследование ночи убийства царской семьи. Досконально прослежены судьбы участников трагедии: родственников царя, его свиты, тех, кто отдал приказ об убийстве, и непосредственных исполнителей.
Любовные сумасбродства Джакомо Казановы
Любовные сумасбродства Джакомо Казановы
«Тикали часы», и «весна сменяла одна другую». Закончился XVIII век. И те, кто отрубил голову королю в Париже, уже успели порубить головы и друг другу. И все это время в столице Франции сбрасывали статуи – сначала королей, потом революционеров, потом корсиканца, сменившего этих революционеров… А потом все статуи возвратили на место.К двадцатым годам ХIХ века эта скучная карусель сменилась мифом. Мифом о Золотом Времени, об утерянном Галантном XVIII веке… Так что книга Казановы, начавшая печататься в 1822 году, поспела вовремя.И Казанова шагнул в этот новый век, век рантье, в великолепии своих бессчетных любовных приключений, заставив печально вздыхать все будущие поколения женщин.
Наполеон - исчезнувшая битва
Наполеон - исчезнувшая битва
Долго смотрел я на свою, увы, дрожащую руку: переплетение морщин таинственная карта...
Наполеон. Мемуары корсиканца
Наполеон. Мемуары корсиканца
Несколько встреч с покойным господином Моцартом
Несколько встреч с покойным господином Моцартом
«Пророки и безумцы, властители дум, земные боги… Тайна славы, загадки решений, менявшие судьбы мира, губительные молнии истории и, наконец, чертеж Господа в судьбах людей… Обо всем этом – в книге».
Последняя из дома Романовых
Последняя из дома Романовых
В эту женщину были влюблены самые блестящие люди века. Ее красоте завидовала Мария Антуанетта. И мечтательный гетман Огинский, и властительный немецкий государь князь Лимбург были у ее ног. Ей объяснялся в любви самый блестящий донжуан Франции – принц Лозен. И граф Алексей Орлов, самый блестящий донжуан России…
Прогулки с палачом
Прогулки с палачом
Распутин
Распутин
Сталин
Сталин
«Горе, горе тебе, великий город Вавилон, город крепкий! Ибо в один час пришел суд твой» (ОТК. 18: 10). Эти слова Святой Книги должен был хорошо знать ученик Духовной семинарии маленький Сосо Джугашвили, вошедший в мировую историю под именем Сталина.
Тайна Иоаннова сына
Тайна Иоаннова сына
«Умирая, царь Иоанн Васильевич оставил царство сыну своему Федору. Понимал он, что немощный сын не в силах будет один удержать царский венец, и оставил он при нем могучих советчиков: родного брата его матери Никиту Романовича Юрьева (еще один шаг к престолу сделал род Романовых), шурина Федора, боярина Бориса Годунова, и первого в Думе по знатности рода князя Ивана Мстиславского. Просил помогать сыну и доблестного защитника Пскова – князя Ивана Шуйского, одного из немногих Шуйских, которых не уничтожил казнями и не изгнал опалами…»
Титаны и тираны. Иван IV Грозный. Сталин
Титаны и тираны. Иван IV Грозный. Сталин
Убийство императора. Александр II и тайная Россия
Убийство императора. Александр II и тайная Россия
История Александра II – заключительная часть трилогии «Три царя». Последний царь Николай II, первый большевистский царь Иосиф Сталин и, наконец, последний великий русский царь Александр II – ее герои. Отцы и жертвы великой исторической драмы, разыгравшейся в России в конце XIX – первой половине XX века.